О старинном Муроме – в архивах. К 370-летию Дня пожарной охраны России

О старинном Муроме - в архивах. К 370-летию Дня пожарной охраны России 1

О старинном Муроме - в архивах. К 370-летию Дня пожарной охраны России

О ЧЕМ  РАССКАЗАЛИ АРХИВЫ…

 

В Государственном архиве Владимирской области сохранились любопытные документы и статистические материалы, характеризующие состояние пожарной безопасности Владимирской губернии. Сегодня речь пойдет об уездном Муроме…
За свою многовековую историю Муром неоднократно страдал от пожаров. Два из них (1792г. и 1805г.)  были особенно опустошительными: город, застроенный преимущественно деревянными домами, выгорел почти дотла. После столь «огнеобразной кары» по «Высочайше-конформированному плану», утвержденному Екатериной II, город был перестроен – улицы стали широкими и прямыми, а дома застраивались каменными.
К этому времени, а точнее с 1818 года, относится и учреждение в Муроме городской пожарной команды. В 1850 году, как свидетельствует сводная таблица «Сведений о состоянии пожарной части Владимирской губернии», Муромская пожарная команда по объему выделяемых на ее содержание денежных средств (1415р. 28к.) стояла на … втором месте после Владимира, не уступая губернской столице даже в количестве наливных труб. Все нехитрое хозяйство команды состояло из 6 рабочих, 8 лошадей, 8 труб с наливными коробами и выкидными кожаными рукавами длиною 12-15 аршин, 24 дрог, 3 бочек, 3 лестниц и прочего пожарного инвентаря. А вот должности брандмейстера предусмотрено не было, впрочем, как и во всех уездных городах губернии. Так что «материальная» часть пожарной команды Мурома была развита настолько, насколько позволял бюджет города. В помощь команде по звону набата муромские обыватели высылали своих лошадей с водовозными бочками. Однако превентивные меры не меняли картину «горимости», и  «красный петух» продолжал навещать город на Оке.
Небезынтересно отметить, что на Муромской земле, где с давних времен были развиты ремесла, один за другим в XIX веке появляются кожевенные, льняные, гончарные и пр. предприятия. Так, вокруг города вырастает кольцо заводов. Местные власти, понятное дело, проблему пожарной безопасности не игнорировали. Однако их возможности не поспевали за темпами роста застройки. А вот владельцы заводов, памятуя опыт прошлых пожаров,  занялись приобретением собственных пожарных труб и при сильных пожарах высылали их в помощь городской пожарной команде. Но, несмотря на все усилия  энтузиастов, противопожарное дело и борьба с огнем  долгое время  продолжали оставаться частным делом. Вот яркое тому свидетельство.
В 1865 году муромским промышленником Владимиром Макаровичем Емельяновым была основана частная пожарная команда. Первоначально Емельянов «выезжал» на Невъяновской трубе с фабрики своего отца. Но в том же году им за 125 рублей приобретена личная ручная пожарная труба. Вскоре Емельяновская пожарная команда состояла из начальника, смотрителя, 4 пожарных по найму и 3 часовых, дежуривших на соборной вышке. Оснащение было еще весьма скромным: 2 трубы с «забирными» рукавами, 6 бочек да 2 лошади. Но через два года, как свидетельствуют статистические данные, опубликованные в газете «Владимирские губернские ведомости» за № 37 от 16 сентября 1867 года, «горимость» в Муромском уезде была …. наименьшей по губернии. От огня пострадало лишь 6 домов (из 743 по всей Владимирской губернии), для сравнения, по Юрьевскому уезду – 127 дворов, Ковровскому – 85, Александровскому – 81. Возможно, создание Емельяновской пожарной команды поспособствовало этому факту….
Однако без своей материальной базы и просторного депо новоиспеченные огнеборцы Емельяновской команды могли разве что ассистировать городским «настоящим» пожарным. Понимая это, Владимир Макарович вплотную занялся вопросом улучшения состояния своей пожарной команды. И вот в 1871 году на месте старого деревянного здания депо было выстроено просторное каменное с конюшнями, сеновалом и шестью воротами. Постепенно наращивалось и модернизировалось оборудование. Вместо существующих на вооружении его команды кожаных рукавов были приобретены первые … пеньковые.
К слову сказать, в 1982 году, когда В.М. Емельянов был избран Городским Головой, именно по его инициативе Городская Дума приняла-таки постановление о поощрении граждан Мурома за участие в тушении пожаров.
В 1898 году на Владимирской земле побывала плавучая Всероссийская передвижная пожарная выставка. В целях популяризации новинок пожарного оборудовании и  вовлечения в ряды добровольцев новых охотников плавучая пожарная выставка делала остановки в населенных пунктах, расположенных по реке Ока: с. Вареж Муромского уезда, г. Муром, с. Ляхи  Меленковского уезда. Экспонаты осмотрели около 6000 местных жителей. В уездный Муром пожарная выставка прибыла 4 июня. Господин Комиссар выставки соизволил посетить Емельяновскую пожарную команду, осмотрев все ее шесть пожарных труб и поинтересовавшись, чьей они  фирмы. После чего в доме владельца команды В.М. Емельянова в беседе предложено было открыть добровольное пожарное общество в Муроме. Этим же днем на имя Г-на Комиссара Всероссийской передвижной пожарной выставки поступило заявление о желании учредить в Муроме Емельяново-Муромскую пожарную дружину. В своем заявлении В.М. Емельянов уведомлял, что его частный пожарный обоз, добротная материальная база и просторное депо, сноровка и натренированность пожарных служителей позволяют не только ассистировать городским пожарным, но и вполне самостоятельно бороться с огненной стихией. «Прилагая при сем проэкт Устава, –  заканчивал свое письмо В.М. Емельянов, – покорнейше прошу Вас, Милостивый Государь, представить таковой на утверждение начальству. К сему моему заявлению, Потомственный Почетный Гражданин Владимир Макаров Емельянов руку приложил»… 
Незаурядный человек, влюбленный в профессию пожарного, всю энергию и силы отдавал В.М. Емельянов своему детищу – пожарной команде. И она – его команда – высоко держала свою марку и на практике и на тренировках. 25 февраля 1899 года губернатором в Емельяновской команде была объявлена учебная тревога с пробой пожарных труб. Найдя, что «все в порядке», губернатор поблагодарил участников учения и выдал всем по 10 рублей, … а  В.М. Емельянову предложил организовать Муромское Добровольное Пожарное Общество. В 1903 году Городская Дума поддержала это предложение, и добровольцев возглавил Емельянов. Муромские заводчики и купцы быстро смекнули: что это такое – пожарное добровольчество? Так что  средств на оснащение команды обычно не жалели: «Окупится!».
О том, как содержались добровольная пожарная команда и Емельяновская команда подробно изложено в ежегодных Отчетах, например, за 1916 год ……и, пожалуй, в единственном из сохранившихся. Так, касса Емельяновской пожарной команды  пополнялась из личных средств собственника и начальника – Емельянова В.М. На «содержание оной в 1916 год поступило 2082р. 29к.». А вот на содержание добровольной пожарной команды  средства шли из других источников. В течение того же 1916 года поступило взносов от действительных членов, а их, без малого, насчитывалось 62 человека – 250 рублей. Вклад Муромской Городской Думы и общества взаимного страхования от огня составил по 100 рублей каждого. Были и специальные члены-жертвователи при добровольном обществе (10 человек), которые вносили определенные суммы на развитие пожарного дела в Муроме. От агента страхового общества В.Д. Тагутова поступило 120 рублей. Муромская льнопрядильная фабрика братьев Суздальцевых перечислила 15 рублей,  от И.М. Анохина поступило 20 рублей. И, наконец, членских взносов по числу членов-охотников (123 человека) в 1916 году было на суму 12 рублей 60 копеек.
Бесспорный факт, что развитию  добровольчества способствовало и то, что в рядах любителей пожарного дела встречались весьма состоятельные люди. В их число традиционно входил Муромский Городской Голова, промышленники, представители купечества, все добропорядочные обыватели. Кроме того, в Правление общества входили и участники страхового бизнеса. Уж кто-кто, а они в первую очередь были заинтересованы в минимизации потерь от пожаров (в Муроме таких страховых обществ насчитывалось 9).
Как же расходовались деньги обеих команд и насколько рачительно и разумно бережливо? Согласно статьям расхода, в упомянутых Отчетах оплачивался подвоз воды на пожарах, покупка обмундирования, мелкий ремонт пожарного инвентаря. В Императорское Российское Пожарное общество перечислено по подписным листам на раненых и больных воинов в 1916 году 15 рублей 78 копеек. Вознаграждений за усердную работу на пожарах в том же году выплачено 63 рубля 30копеек, «в случаях, вызывающих помощь по бедности – 98 рублей».  Случались и разовые выплаты – по «счету Соколова за сварку коромысел под трубу № 7» выдано 7 рублей, слесарю Железнякову – 3 рубля. Годовое содержание только 2-х лошадей Емельяновской команды обходилось в 620 рублей, «довольствие харчами» для наемных служителей – 425 рублей, на выписку журналов «Пожарное дело» и «Борьба с огнем» –  8 рублей, 27 рублей 60 копеек шло на отопление и освещение пожарного сарая.
Ежегодно в Городскую Управу за пользование телефоном отчислялось 18 рублей 14 копеек. Из кассы оказывалась помощь и семьям ушедших на фронт. Так, наемному пожарному служителю Емельяновской пожарной команды  Варламову  выплачено 5 рублей.   А мобилизованных только в 1916 году из добровольной пожарной команды насчитывалось … 14 человек.
Особое радение о своей команде проявлял неутомимый муромский брандмейстер В.М. Емельянов. Благодаря его заботам члены добровольного пожарного общества, городские пожарные и служители его частной команды были застрахованы от несчастных случаев в обществе «Голубой  Крест». Более того, В.М. Емельянов учредил кассу взаимопомощи, внеся в которую незначительный годовой взнос, пожарный мог пользоваться бесплатной медицинской и денежной помощью в случае временной утраты трудоспособности по случаю болезни, а также в случае смерти (эти правила распространялись и на членов семьи). Но самой большой заслугой В.М. Емельянова в деле помощи пожарным было учреждение пенсионной кассы … для престарелых пожарных чинов (надо полагать, речь шла о ветеранах).
С  1 января 1911 года Емельяновская пожарная команда была зачислена в действительные члены Императорского Российского Пожарного Общества. Теперь обе команды – Емельяновская и  Муромского добровольного пожарного общества – действовали в русле широкой организации ИРПО (возглавлял обе команды, как говорилось выше, В.М. Емельянов). Объединенные силы обеих команд по своей организации, подготовке личного состава и оснащенности техникой не уступали профессиональной пожарной охране. По воскресеньям и праздничным дням одним из помощников начальника команды  для новобранцев читались инструкции, правила и тактика тушения пожаров. Другой помощник занимался строевой подготовкой.
Необычайно интересен и факт участия пожарных деятелей Владимирской губернии в работе съездов и конгрессов на международном и государственном уровнях. В 1912 году начальник муромской частной пожарной команды В.М. Емельянов участвовал в VI Международном пожарном конгрессе, проходившем в Санкт-Петербурге. В день открытия конгресса на Марсовом поле состоялся блестящий церемониальный марш представителей сорока российских пожарных обществ и дружин. В их числе под знаменем своей частной пожарной команды, открытой в 1865 году, прошел и житель Мурома В.М. Емельянов, посвятивший пожарному делу, без малого, 54 года…
Система моральных и материальных поощрений, несомненно, способствовала вовлечению в ряды огнеборцев, особенно в добровольные общества и дружины, все новых и новых охотников. Многие из пришедших, являя примеры мужества, первыми шли в огонь, воду и одними из первых удостаивались наград…
26 мая  1914 года в 4 часа дня на Ярмарочной площади Мурома состоялся парад пожарных служителей Муромской городской пожарной команды, частной Емельяновской и добровольного пожарного общества. Добрая треть присутствовавших была представлена за особые заслуги к награждению медалями, похвальными листами городской управы и страховых обществ, нагрудными знаками и иными знаками отличия. Но самый запоминающийся момент  –  вручение юбилейных медалей в память 300-летия Дома Романовых. Юбилейной медали удостоился  владелец и начальник пожарной команды  В.М. Емельянов  и все 9-ть лиц, входящих в состав его частной пожарной команды. Этот факт был особенно знаменателен тем, что Монаршею милостью удостоены были  права на получение этой особой юбилейной медали только пожарные деятели России и никакое другое ведомство!!!
О том, как содержались пожарные депо, и что из себя представлял количественный и качественный состав обеих пожарных команд вновь читаем в Отчетах…  На первых порах их деятельности умеренных взносов и пожертвований едва хватало на обзаведение касками, куртками, топориками и элементарным пожарным инвентарем.
Но по состоянию на начало 1917 года  в Ведомости об имуществе, принадлежащему Добровольному Пожарному Обществу, значатся 2 пожарные трубы, вместительных водовозных бочек  – 4 и к ним 5 зимних ходов, лестниц легких 3-коленных – 2, ломов – 10, кошек железных – 7, топориков – 6 и пр. инвентарь. Предоставление гужевого транспорта было на совести действительных членов Общества и обывателей. Личный состав был представлен так: начальник команды – В.М. Емельянов, его помощники – А.А. Золотарев, А.П. Данилов, Н.Ф. Стручков. Команда охотников-добровольцев включала: отряд трубников  –  3 человека, отряд качальщиков – 15 человек (начальник отряда Васильев И.Н.), отряд лазальщиков – 15 человек (начальник отряда Лобков М.В.), отряд охранителей – 3 человека.
Пожарный обоз  Емельяновской команды состоял из 6 труб (на зимних, летних и рессорных ходах), лестницы механической  – 4,5 аршина, 2-х лошадей, 6 багров, рукавов – 6 колен 120 аршин с соединительными гайками, др. пожарного инвентаря.  А вот  личный состав команды разительно отличался (по количеству) от команды добровольцев. Кроме собственника команды В.М. Емельянова был один помощник в лице его сына С.В.Емельянова, члены-жертвователи в количестве 4-х  человек, наемных служителей на этот же период (начало 1917 года) значилось …. 4 человека.  Как и любые организации, обе команды имели свою печать и утвержденное Владимирским губернатором  знамя. Внешний вид огнеборцев обеих команд всегда отличался до блеска начищенными медными касками, кожаными поясами с медными пряжками, поясными карабинами, топорами и т.д. Все это обязывало к качественному исполнению долга….
Участие обеих команд в борьбе с огненной стихией становилось массовым. А сноровка и натренированность Емельяновских ратников  и членов-охотников не раз  блестяще проявлялась на практике. И вот тому свидетельство…
4 июня 1916 года в 10 часов утра возник пожар на берегу Оки, в имении пароходовладельца В.И. Мелешина. В помощь городским огнеборцам  выдвинулись и добровольцы. Огнем были охвачены 4 жилых дома, 4 нежилые постройки и до 300 сажен дров, в 3-х каменных корпусах имения огонь «добрался» до верхних этажей. «Красный петух» гулял и на смежной  фабрике «Братьев Суздальцевых» – горели 3 нежилые деревянные постройки, каретник, конюшня, коровник. Соединенных усилий городских пожарных, охотников добровольного общества, служителей Емельяновской команды и Карачаровских дружинников хватило, чтобы справиться с пламенем. В тушении участвовало 6 ручных пожарных труб и 8 бочек. Пожар, буйствовавший 11 часов, не принял громадных размеров еще и благодаря обилию воды – в фабричных  бассейнах и близости Оки. Но не обошлось без казусов… Вместо обычно выезжавших 20-25 обывательских бочек было лишь … 8, которые едва успевали подвозить воду только для одной  трубы. Остальные 5 труб работали забирными рукавами из водоемов. Подбодрить огнеборцев лично прибыл В.М. Емельянов, будучи больным крупозным воспалением легких. По счастливому стечению обстоятельств обошлось без жертв.
А вот описание «небольшого, но очень канительного пожара, случившегося 23 июня в 2.30 дня 1916 года ». Полицейские служители заметили у дома помощника городского пристава Журавлева подозрительного человека, который, угрожая револьвером, проник в дом и спрятался на чердаке. На неоднократные просьбы полицейских покинуть помещение неизвестный в ответ выломал несколько досок и поджег крышу. Прибывшие городские пожарные приступили к тушению, но сил явно было недостаточно.  В помощь были направлены еще 2 бочки и служители Емельяновской пожарной команды. Продолжая угрожать револьвером, злоумышленник ранил себя в область живота, после чего бросил оружие и сдался. Емельяновские ратники сняли возмутителя спокойствия с чердака и по приказу исправника препроводили в тюрьму, но по пути бедолага скончался.  И оказался он … беглым арестантом из Ардатовской тюрьмы. 
Рассказ о муромских огнеборцах (Емельяновской команды и Добровольного пожарного Общества) был бы не полным, если не упомянуть еще об  одном немаловажном моменте.
Так, в пожарном депо Емельяновской пожарной команды в особой витрине  хранились …. вещи, являвшиеся подлинным свидетельством доблести, храбрости ратников, отдававших все силы и  энергию любимому делу. Это:
– наградная каска, поднесенная Городским обществом В.М. Емельянову за 45-летниюю пожарную деятельность
– наградные именные золотые часы за тушение пожара в доме Лавровского в 1890 году
– наградной портсигар от Российского страхового общества за тушение пожара в Благовещенском монастыре
– наградной золотой знак  за продолжительную пожарную деятельность от Императорского Российского пожарного общества
– 20 благодарственных писем в особой папке (от Городской Управы, страховых обществ, Добровольного Пожарного Общества, Императорского Российского Пожарного Общества)
.

В текущем году, 2 мая, исполнится 154 года  со дня образования Емельяновской пожарной команды. По сути это была не только предтеча современного добровольчества, это было свидетельство позитивных изменений в организации пожарной охраны в отдельном взятом уездном городе.

 

Начальник Центра противопожарной

пропаганды и общественных связей ФГКУ

«1 ОФПС по Владимирской области» Т.Н. Бобкова

Март. 2019 год

Комментарии