К 100-летию Ирины Леонидовны Кротовой (Люби), педагога от Бога, Почётного гражданина г. Мурома

К 100-летию Ирины Леонидовны Кротовой (Люби), педагога от Бога, Почётного гражданина г. Мурома 1

К 100-летию Ирины Леонидовны Кротовой (Люби), педагога от Бога, Почётного гражданина г. Мурома

К 100-летию Ирины Леонидовны Кротовой (Люби), педагога от Бога, Почётного гражданина г. Мурома

Елена Пономарёва, руководитель Муромской филармонии:

 

– 15 декабря собираемся в музыкальной школе №3. Встреча посвящена Ирине Леонидовне КРОТОВОЙ. Её 100-летию!

 

Рассказывают страшные истории – на ваших концертах нет мест в зале… Ну, что же – аншлаг – это всегда приятно. Спешу успокоить, да, кофе в антрактах выпить негде, но место найдём для каждого. Передайте всем!))) Воспоминания о ней были опубликованы в городской газете “Все дела” накануне дня рождения Ирины Кротовой.

 

“Моя мама работала в 13-ой школе в Муроме. Как – то у нас дома собрались её коллеги. Овальный стол, угощения и, конечно, разговоры. Квартира маленькая и где бы я не находилась, краем уха слышала и слушала всё, о чём говорили. Ирина Леонидовна всегда со вкусом одетая, элегантная, внушавшая уважение при первом взгляде, заговорила о необходимости совместной жизни до брака. Видимо, чтобы потом не было никаких неожиданностей. У Ирины Леонидовны пятеро сыновей. Её позиция понятна. А у моей мамы – я – дочь. И мама быстро и решительно закрыла эту тему. Было это очень давно, но запомнилось. Такие смелые суждения. В те времена…
Всегда жалела, что не училась у Ирины Леонидовны. Историк, окончила МГУ, с врождённым артистизмом она умела увлечь любого, увлечь и вовлечь в обсуждение, могла заставить думать, переживать. Сама всегда очень остро относилась ко всему происходящему. Помогала не только друзьям, но и совсем незнакомым людям – собирала вещи, отправляла посылки.
Годы, когда в Муроме существовал клуб «Версия» – время особое. Этот клуб придумала Марина Тер-Акопян. Режиссёр по образованию, очень деятельный, яркий человек, Марина – даже в юные годы называла себя – Михална – собрала группу «артистов», видео и звукооператоров, писала сценарий, распределяла роли, создавала видеоряд, подбирала музыку, обсуждала и находила костюмы, репетировала… Всё после трудовых дней, вечерами, допоздна… Иногда у неё дома или в редакции городской газеты. Ирина Леонидовна была примой нашей «труппы». Она умела говорить, умела держать внимание аудитории, была невероятно артистична и красива! Такого наряда как у неё никогда не было ни у кого. Потом выяснялось, что всё это великолепие она придумала сама, здесь пришила, там отпорола, и вот тут немножко приподняла. Всё было к месту, неожиданно и как ни у кого. Её царственные манеры сразу вовлекали в обстановку серебряного века. Первая волна эмиграции – вот главная тема всех постановок «Версии». О каких великих людях мы говорили! Сергей Рахманинов, Нина Берберова, Зинаида Гиппиус и Дмитрий Мережковский, Максимилиан Волошин, Иван Бунин… Маленькие спектакли об ушедшей эпохе.
В 1995 году я открыла первый сезон Филармонии. Три года все концертные программы мы готовили сами. Исполнители – мои друзья – педагоги из городских музыкальных школ. Давали по два концерта в неделю. Вскоре поняли, что это очень тяжёлая ноша, у всех ещё и большая педагогическая нагрузка. Где-то лежит сводная афиша первого года. Сергей Васильевич Рахманинов, Пётр Ильич Чайковский, непременно «Детский альбом», норвежский сказочник Эдвард Григ. Это были скорее концерты-спектакли, задача которых увлечь детскую аудиторию звучанием классической музыки. С первых выступлений постоянным слушателем стала Ирина Леонидовна. Какое это было счастье видеть её в зале. Она следила за всем происходящим на сцене с искренним вниманием, живо реагировала – качнёт головой, удивлённо приподнимет бровь, улыбнётся. Знаю это актёрское правило – найти в зале внимательного слушателя и рассказывать ему свою историю. Вот такой звездой для меня была Ирина Леонидовна. Ей действительно всё было интересно. И – вот это особенный талант – она умела рассказать о своих чувствах, эмоциях, переживаниях – правдиво, находя нужные слова. Никогда не боялась хвалить нас. Если что-то не вполне нравилось, могла сказать, но не обижая. После первого концерта, где звучала музыка Сергея Рахманинова – нами обожаемого и любимого – Ирина Леонидовна как-то уклончиво и без особого восторга отозвалась о концерте. Как!? Ирина Леонидовна! Рахманинов! – Ну, Леночка, это трудно для нас… После тринадцатого проката этой программы на тот же вопрос – Как? Как вам концерт? – Ирина Леонидовна, театрально вскинув вверх руки, воскликнула – Ну, Леночка! Это же РАХМАНИНОВ! Великая сила искусства!)
Материальное благополучие Филармонии всегда было шатким. Настало время, когда город от нас отказался, юридического статуса не было и всё могло быстро закончиться, если бы не помощь друзей – директора 13-ой школы Валентина Васильевича Поликарпова, талантливого во всём Валерия Сергеевича Елистратова и друга на всю жизнь Ирины Леонидовны Кротовой. Словом, финансами, делом – они удержали культурную единицу на плаву.
Ирина Леонидовна тогда жила на Льва Толстого. Частенько после работы я заходила к ней. Обсуждалось всё важное и насущное. Уходила с дарами дедовского сада и новыми нарядами. Первое чёрное платье из красивого шёлка мне шила Ирина Леонидовна. В подгибку подола спрятала тяжёлые монетки – чтобы правильно сидело… В один из таких визитов я предложила Ирине Леонидовне стать директором Филармонии, взять на себя ответственность за нашу судьбу. Раздумий – соглашаться или нет – не было. Несколько счастливых лет мы были под крылом заботы и внимания умного, образованного, всё понимающего Директора – единомышленника. Общение с городскими чиновниками, поиск средств для просветительской деятельности, разговоры со слушателями после концерта и эмоциональное пересказывание услышанного нам, музыкантам, за кулисами – неполный круг обязанностей нашего руководителя.
Человек интеллигентный, дипломатичный, Ирина Леонидовна в поступках часто была сдержана и осторожна. Я называла её конформистом и она тут же соглашалась. Поссориться из-за идейных разногласий не получалось. Однажды на одном из предприятий помощь Филармонии выдали продукцией. Выдать – выдали, а что с ней, с этой продукцией делать не сказали. Ирина Леонидовна проявила чудеса предприимчивости, сумела всю эту помощь кому-то продать и подробно отчиталась нам о содеянном.
Зал для городских концертов искали уже тогда. Вот одна из её идей. Переоборудовать кинотеатр «Прогресс». Место прекрасное, центр города, детям и взрослым удобно. Да и зал уже есть. Надо сделать всего ничего – тут перенести, здесь укрепить, и вот тут воздвигнуть. Конечно, купить рояль. Средства у Директора были. Целых 15 тысяч рублей… Знающие поймут, что такого богатства для наших сказочных фантазий явно не хватало… Конечно, это государственное дело – думать о воспитании, образовании детей, о душевном здоровье общества, о создании условий для просветительской работы. Но пока власть молчит, этим занимаются неравнодушные люди. Честь им и хвала! Спасибо вам, дорогая Ирина Леонидовна! Уверена, что вы и сейчас с нами, радуетесь, переживаете… Я это чувствую! С днём рождения!

Комментарии