Музей против научных работников и экскурсоводов


Главный музей Владимирской области после Игоря Конышева: с 1 декабря 2018 года в учреждении ликвидированы должности научных сотрудников, экскурсоводы переводятся на почасовую оплату труда

С 1 декабря 2018 года во Владимиро-Суздальском музее-заповеднике ликвидированы должности научных сотрудников. Около пятнадцати ведущих специалистов учреждения стали простыми работниками проектно-выставочного отдела.

Владимиро-Суздальский музей-заповедник уже месяц живет без Игоря Конышева. Экс-генеральный директор, чье имя было связано с рядом громких скандалов по разрушению культурных традиций и коммерциализации учреждения, покинул свой пост 2 ноября 2018 года, якобы после поступившего ему заманчивого предложения заняться новым крупным проектом Минкульта России. Приказа о назначении нового гендиректора ВСМЗ до сих пор нет; музеем руководит (с приставкой «врио») заместитель Конышева Мария Родина.

За месяц правления Родиной, которая сама много лет в музее-заповеднике курировала научную деятельность, очень сомнительное кадровое решение бывшего руководителя ВСМЗ по nнаучным сотрудникам отменено не было.

На сегодняшний день около пятнадцати бывших сотрудников научного отдела трудятся в историческом отделе, отделе изобразительного искусства, отделе природы, на объектах в Суздале и Муромцево Судогодского района, в секторе по изучению памятников архитектуры. В августе 2018 года все они получили уведомления, что их должности подлежат сокращению, согласно приказу генерального директора от 15 августа 2018 года. Причины сокращения в документе не назывались, указывалось только что происходящее связано с «проведением организационно-штатных мероприятий».

В тех же уведомлениях научным сотрудникам в соответствии с частью 3 статьи 81 Трудового кодекса РФ было предложено занять вакантные должности специалистов проектно-выставочного отдела, которые вводятся в штатное расписание с 1 декабря 2018 года. Отказавшимся было указано на дверь.

По мнению самих научных сотрудников ВСМЗ, это кадровое решение ставит крест на интеллектуальной деятельности музея-заповедника и свидетельствует об окончательном превращении главного музея Владимирской области из культурно-научного центра в учреждение для проведения легкого досуга. Деятельность в выставочном отделе, по мнению специалистов, никакого отношения к их компетенциям не имеет.

Сразу возникли предположения, что Игорь Конышев такими методами пытается банально сократить численность музейных работников. В Трудовую инспекцию Владимирской области было направлено письмо с просьбой проверить законность действий руководства музея-заповедника. На страницах местной прессы развернулась заочная полемика по поводу музейной науки между Обществом друзей Владимиро-Суздальского музея-заповедника и его директором. Общественник и историк Виталий Гуринович аргументировано доказывал абсурдность позиций Конышева, отрицающего научно-экспозиционную деятельность, говорил, что ни один ведущий музей России не отказывается от историков и искусствоведов.

Кроме научных работников, Игорь Конышев решил устроить эксперимент и над штатом экскурсоводов музея-заповедника. В августе 2018 года экскурсоводам было объявлено, что форма оплаты их труда с 1 декабря станет почасовой. До этого у них был оклад и разные надбавки, в том числе за иностранные языки. В музее была установлена экскурсионная норма, от которой отталкивались при распределении премии. В летний «высокий» сезон выполнялось по две и более норм. Зимой, когда туристов приезжало мало, даже норма иногда не вырабатывалась. При этом работники всё равно были защищены окладом.

Экс-генеральный директор решил устоявшуюся систему поломать и перевести штатных экскурсоводов «на часы». Это будет означать, что в непопулярный у туристов сезон больше 20 специалистов одного из самых важных отделов музея будут получать смешные деньги. Ни одного документа, регламентирующего работу в новых условиях, по словам экскурсоводов ВСМЗ, им представлено так и не было. Служебные записки от владимирских и суздальских штатных экскурсоводов на имя руководства музея-заповедника остались без ответа. Недавно прошедшее собрание коллектива ясности в ситуацию не внесло. Очевидно, эта ситуация для многих экскурсоводов может стать поводом подыскивать себе новую работу.

30 ноября на странице друзей Владимиро-Суздальского музея-заповедника в социальной сети «В Контакте» было опубликовано письмо одного из сотрудников ВСМЗ. В нем подробно описывается сложившаяся ситуация с оплатой труда экскурсоводов и другие беды, которые постигли экскурсионное бюро музея-заповедника за время директорства Игоря Конышева.

Приводим текст письма полностью:

«МУЗЕЙ ПРОТИВ ЭКСКУРСОВОДОВ

Добрый день, уважаемые Друзья Музея.

Вы уже публиковали материалы об экскурсионной работе и об экскурсионном отделе. Жаль, что звание экскурсовода, столь почётное когда–то, настолько девальвируется сегодня. Были времена, когда экскурсии водили кандидаты наук, профессора, учителя. Сейчас же кому только не лень «водят экскурсии». Почитали что-то в интернете – и вперёд. Но сейчас не об этом.

Несколько месяцев назад штатным экскурсоводам объявили, что с 1 декабря 2018 года меняется форма оплаты труда, становясь почасовой. При этом не учитывается целый ряд вопросов, связанных с расчётом новой оплаты работы экскурсовода. Например, оплачивается ли время ожидания экскурсоводом группы, которая опаздывает, учитывается ли при оплате труда время, которое экскурсовод тратит на то, чтобы добраться да места начала экскурсии, каким образом, исходя из каких показателей будет начисляться премия (если она вообще будет предусмотрена). И многие другие вопросы, связанные не только с оплатой.

В прошедшем месяце штатные экскурсоводы Владимира и Суздаля написали две служебные записки с просьбой разъяснить ситуацию в связи с переходом на новые условия работы. Реакции руководства не то, чтобы не было… Встречи состоялись, правда, не с руководством. Не с теми, кто придумал данную новую систему. И ни на один вопрос ответ получен не был. Хотелось бы отдельно отметить, что к 1 декабря не было подготовлено НИ ОДНОГО документа, регламентирующего работу в новых условиях. Всё исключительно на словах. Но даже и они неутешительны. Всем известно, что в невысокий сезон экскурсионных часов делается гораздо меньше, чем в высокий. Будет предусмотрена какая–то компенсация из–за невысокой выработки часов в зимний период? Неизвестно. И что–то с трудом верится, что в летний период, когда часовая выработка очень высока, будут действительно платить большие деньги, как и обещается.
Работа с иностранными языками теперь никак не будет оплачиваться. Большое недоумение вызвала фраза главного бухгалтера о том, что «языком сейчас никого не удивишь!» То есть, группы иностранных туристов теперь чаще и чаще будут слушать экскурсии под перевод, а не на своём родном языке?! Была проделана огромная работа для того, чтобы создать авторитет экскурсионной школы Владимиро-Суздальского музея–заповедника, где экскурсии водят на пяти иностранных языках. При предыдущих директорах большое внимание уделялось личности экскурсовода, его подготовке, так как он – лицо музея, в том числе и перед иностранными туристами. Теперь это неважно и не нужно. Так решила главный бухгалтер!

Вызывает непонимание и само местоположение экскурсионных бюро. В Суздале экскурсоводы сидят в здании вокзала, который, мягко говоря, находится совсем не в центре города. И чтобы добраться до него, нужно преодолеть достаточно большое расстояние. Во Владимире экскурсоводов тоже переселили (в бывшее книгохранилище, откуда в спешном порядке были увезены все книги), а теперь ещё раз хотят переселить, посадив чуть ли не в дверях Палат, на входе. Две крайности, как говорится. Одних упрятали подальше от людских глаз, других чуть ли не в коридоре. Что это за отношение. Что за неуважение.

Владимирское экскурсионное бюро было очень удачно устроено – экскурсоводы и методисты располагались в кабинетах друг напротив друга, был маленький читальный зал, где можно было учиться как новичкам, так и совершенствоваться опытным штатным и внештатным экскурсоводам. Теперь в этом помещении находится так называемый «call – центр» – дозвониться в музей напрямую стало невозможно! Нужно сначала переговорить с некой барышней, которая наберёт дополнительный номер! Вот уж тоже «удобство» для клиентов!

Без объяснения причин Конышев отказался подписывать внештатным экскурсоводам «Удостоверения сотрудника Владимиро-Суздальского музея-заповедника»! А это люди, которые постоянно выручали музей, хотя оплата часа их работы такова, что даже стыдно об этом говорить.

Парадоксально, но отдел, который – один из немногих! – действительно зарабатывает живые деньги для музея – не уважается и находится где-то на периферии музейной жизни, особенно когда обсуждается вопросы оплаты. С ним не считаются. Руководство, назначая собрания, даже не считает необходимым явиться и побеседовать со своими работниками, ответив на их вопросы.

Поразительно ещё и то, что по аккредитации разработаны и продуманы все документы, регламентирующие этот процесс. У многих соискателей аккредитации – небезосновательно! – сложилось мнение, что «платите и аккредитация у вас кармане». На деле так и получается! Хорошо, если за аккредитацией приходит человек, прошедший музейную школу и по-настоящему знающий материал экспозиций. А если нет? Он просто «плавает» на так называемом «экзамене», который, скорее, похож на милую беседу, чем на проверку профпригодности. Что такой соискатель потом расскажет на музейных объектах? Хорошо, если это более-менее известные вещи, Золотые ворота, соборы. А в «Галерее героев» Золотых ворот что он расскажет?…А музей дал ему аккредитацию!… Всё это профанация чистой воды. Не было ни одного случая, чтобы человек не получил аккредитацию.

Вот и получается, что музейные сотрудники – штатные и внештатные экскурсоводы, проработавшие в музее не одно десятилетие – оказались совершенно незащищёнными от произвола и несведущности администрации и иже с ними. Действия, а точнее, бездействие музейного директората и даже самого начальника экскурсионного отдела, могут привести к тому, что люди просто уйдут. И так уже в течение долгого времени та же самая работа выполняется за меньшие деньги. Причём не только в экскурсионном отделе. Это неслыханно! Если так пойдёт и дальше, то ещё одного отдела просто не будет. Быть может, на это втайне и надеются?…

Музей уже потерял большое количество клиентов, многие фирмы не пожелали более сотрудничать с музеем (не верьте в рост посещаемости, это фикция!). А теперь представьте, как будут «довольны» фирмы, узнав, что их клиентам ещё и НЕ достанется экскурсовод с нужным туристам иностранным языком!

В интернете можно найти информацию о любом «частном» экскурсоводе. Каждый нахваливает себя, как может. И то вам покажут, и это, и туда сводят, и сюда. Впрочем, многих вполне заслуженно можно хвалить. Скажите, а где можно узнать об экскурсоводах, работающих в музее? Где реклама музейных гидов? Почему нигде нет рекламы? Даже рекламы МУЗЕЯ, не говоря уже об экскурсоводах? Где, как проводится работа по привлечению людей на экскурсии? Многие даже и не знают, что есть такое музейное экскурсионное бюро, где можно намного дешевле и качественнее заказать экскурсию, чем у «частного лица».

Экскурсоводы очень обеспокоены положением вещей, которое складывается на сегодняшний момент. Очевидно одно. Экскурсоводы музею не нужны и неинтересны. К экскурсоводам относятся как к этакой дешёвой рабочей силе, обслуживающему персоналу, которому и объяснять-то толком ничего не надо. Не считают нужным. «Не нравится – уходите!» Нравится. Вы не поверите. Не нравится только вот такое отношение, как к «третьему сорту» работников. Это не делает чести нынешнему руководству музея.

С уважением,
экскурсовод Владимиро-Суздальского музея-заповедника”.