В переквалификации «дела Хвостова» отказано


Суд оказал защите бывшего вице-губернатора Владимирской области Дмитрия Хвостова в удовлетворении ходатайства о возвращении дела прокурору для  переквалификации инкриминируемых деяний

В Ленинском районном суде города Владимира под председательством Дмитрия Каюшкина продолжается рассмотрение уголовного дела в отношении бывшего заместителя губернатора Владимирской области по строительству Дмитрия Хвостова, обвиняемого в получении взяток в крупном и особо крупном размере.

Хвостов занимал должность вице-губернатора Владимирской области с весны 2014 года по конец сентября 2016 года. В ходе судебного разбирательства выяснилось, что сотрудники регионального управления ФСБ проводили в отношении него оперативно-следственные мероприятия (ОРМ) чуть ли не с самого начала пребывания Хвостова на этом посту.

На заседании 16 октября адвокат экс-вице-губернатора Александр Карьгин ходатайствовал о вызове в суд для допроса оперативных сотрудников управления ФСБ по Владимирской области, чтобы они объяснили, почему ими не было принято никаких решений по Хвостову, учитывая, что первая информация о его противоправной деятельности у них появилась ещё в 2014 году. Суд отказал в удовлетворении этого ходатайства.

17 октября Карьгин вновь вернулся к этой теме, заявив, что «оперативно-розыскные мероприятия проводились в рамках дела оперативного учёта», и никому не известно, «какие решения по делам этого оперативного учёта приняты».

Судья Каюшкин напомнил адвокату, что, согласно УПК РФ, оперативные органы не принимают процессуальных решений, так как это прерогатива следствия, и все принятые решения доступны для всех участников процесса. Вместе с тем, судья сообщил, что заявление Карьгина внесено в протокол судебного заседания.

После этого слово взял начальник Второго отдела государственных обвинителей Генеральной прокуратуры Российской Федерации Виктора Антипов:

«Я хочу обратить внимание суда на 252-ую [статью УПК]: суд рассматривает [дело] в рамках предъявленного обвинения, а не в рамках того, какое решение было принято оперативной службой. Я поэтому не знаю, что это такое — это или трата времени суда, или просто желание [адвоката] высказаться, поскольку ходатайством это назвать нельзя».

В ответ на это адвокат Александр Карьгин заявил, что следствие ведётся недопустимыми способами:

«И база доказательная формируется специально для того, чтобы создать видимость, что Хвостов совершил противоправные действия. Вот поэтому и есть необходимость в том, чтобы исследовать эти документы. Вопрос о проведении оперативно-розыскных мероприятий в отношении Хвостова стоял с 2014 года, и не только Хвостова, но и других лиц — [владельца строительных компаний «Консоль» и «Вертикаль» Александра] Шамова, [посредника в передаче взяток от Шамова Хвостову Игоря] Козырского, но эта их деятельность противоправная не была пресечена».

Гособвинитель назвал заявление стороны защиты о недопустимых методах ведения следствия «голословным» и «огульным», так как адвокат не привёл никакой конкретики:

«Такие вещи должны пресекаться. Можно что угодно говорить, но надо понимать, хотя бы адвокату, что это — судебный процесс, а не улица и не туалет, где можно что угодно говорить».

Александр Карьгин после этого потребовал вернуть дело в прокуратуру для дополнительного расследования и переквалификации деяний Хвостова:

«Прокуратура, обвиняя Хвостова в совершении коррупционного преступления, не ссылалась ни на один нормативно-правовой акт, регламентирующий его деятельность. В этой связи я прошу рассмотреть вопрос о возвращении уголовного дела для производства дополнительного расследования и переквалификации действий Хвостова не как коррупционные преступления, а на другие».

Подсудимый Дмитрий Хвостов поддержал ходатайство своего адвоката. А гособвинитель Антипов резко выступил против, так как не увидел оснований для удовлетворения подобного требования:

«Я вынужден обратиться [к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации], чтобы меня не обвинили в искажении доказательств, тем более тут находятся представители прессы, которые не знают УПК. Я обращаю внимание на положения 237-ой статьи — там указаны основания для заявления ходатайств о возвращении дел прокурору. В частности, обвинительное заключение или обвинительный акт должен быть составлен с нарушением закона, но этого не прозвучало. Второе — [если] копия обвинительного заключения не вручена обвиняемому, но она вручена, поскольку обвиняемый утвердительно ответил на [соответствующий] вопрос суда».

Виктор Антипов отметил, что ходатайство о возврате дела прокурору может быть озвучено, если у подсудимого ухудшилось состояние здоровья, но документы, имеющиеся в деле, об этом не свидетельствуют. Другое основание — необходимость соединения нескольких уголовных дел в одно — тоже отсутствует. Суд может принять решение о возврате дела прокурору, если, например, подсудимому не были разъяснены его права при ознакомлении с материалами, но соответствующие жалобы озвучены не были.

«Никаких оснований для возвращения [прокурору] нет и не имеется по данному делу. Ходатайство совершенно надуманное, необоснованное и просто выдуманное из головы, поэтому в удовлетворении этого ходатайства прошу отказать», – резюмировал государственный обвинитель.

Если говорить на юридическом языке, возвращение дела прокурору необходимо «для устранения допущенных нарушений уголовно-процессуального законодательства, препятствующих рассмотрению дела судом». В случае с Хвостовым адвокаты имели в виду «неправильную квалификацию» его действий.

По возвращении из совещательной комнаты судья Дмитрий Каюшкин постановил, что обвинительное заключение по делу Дмитрия Хвостова было оформлено в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона, и оставил ходатайство стороны защиты о возвращении дела прокурору без удовлетворения:

«Нарушений УПК РФ при составлении обвинительного заключения, а равно при производстве предварительного следствия, которые препятствовали бы рассмотрению уголовного дела по существу, на данный момент не установлено, основания для возвращения уголовного дела прокурору отсутствуют. Сторона защиты указывает на отсутствие в действиях Хвостова состава преступления по инкриминируемому ему деянию, приводя свою позицию на основе анализа доказательств по делу. Вместе с тем, в соответствии с требованиями статьи 299 УПК РФ вопросы о том, доказано ли деяние, совершённое подсудимым, является ли оно преступным, каким пунктом, частью, статьёй УК РФ оно предусмотрено, наряду с выводом о виновности или невиновности подсудимого, решаются судом при постановлении приговора. В данной стадии процесса вывод о виновности или невиновности подсудимого Хвостова является преждевременным».

Напомним, бывшему заместителю губернатора Владимирской области по строительству Дмитрию Хвостову вменяют четыре эпизода получения взяток в крупном и особо крупном размерах.

В уголовном деле фигурируют три владимирских застройщика — владелец строительных компаний «Консоль» и «Вертикаль» Александр Шамов, бывший соучредитель ООО «Комплекс-Строй» Андрей Замбин и директор ООО «Игротэк» Алексей Андреев.

Александр Шамов, по версии обвинения, и по его собственным признаниям, передал Дмитрию Хвостову денежное вознаграждение на общую сумму порядка 18 миллионов рублей. В одном эпизоде посредником в получении чиновником взяток выступал бывший депутат Законодательного Собрания Сергей Курышев (в настоящее время он отбывает наказание за «пьяное» ДТП, в котором погиб человек), а в остальных случаях Шамов передавал деньги порученцу Хвостова Игорю Козырскому, которого в июле 2018 года за эти деяния в рамках другого процесса приговорили к условному сроку.

За деньги, полученные от Александра Шамова, чиновник оказывал воздействие на должностных лиц администраций города Владимира и округа Муром с целью заставить их принимать решения по выдаче компаниям Шамова разрешительной документации на строительство многоквартирных домов и на ввод построенных объектов в эксплуатацию. Кроме этого, Хвостов давил на сотрудников мэрии областного центра, чтобы они подготовили документы на получение федерального финансирования для строительства детского сада в микрорайоне «Сновицы-Веризино», застраиваемого фирмами Александра Шамова, в то время как в мэрии ожидали, что девелопер построит этот социальный объект за счёт его компаний. Детский сад не построен до сих пор.

Дмитрия Хвостова также обвиняют в том, что он через посредника Козырского получил от застройщика Андрея Замбина 2,2 миллиона рублей для решения вопроса с получением разрешительной документации на строительство дома 2 «б» на улице Верхняя Дуброва.

На эти деньги Козырским для девушки Хвостова Олеси Кузнецовой – конфидентке бывшего губернатора Владимирской области Светланы Орловой – был приобретён автомобиль Audi Q5. Примечательно, что машина была вручена Кузнецовой у резиденции губернатора в Юрьевце.

Кроме этого, Дмитрий Хвостов получил 800 тысяч рублей от директора строительной компании «Игротэк» Алексея Андреева. Примечательно, что взамен застройщик от вице-губернатора ничего не просил — чиновник просил у него денег для обустройства своего жилья, предложив взамен «взаимодействие» на перспективу.

В отношении всех фигурирующих в деле Хвостова «строительных королей» были возбуждены уголовные дела за дачу взяток, но в связи с тем, что они дали признательные показания, их преследование было прекращено, и они проходят по делу в качестве свидетелей.

В уголовном деле также фигурирует сестра Игоря Козырского Наталья Соловьёва, которая вместе с братом участвовала в схеме по обналичиванию денег от Шамова для Хвостова. Примечательно, что одно время она даже работала куратором строительства многострадальной школы во владимирском микрорайоне 8-ЮЗ. Как и её брат, в июле 2018 года она, в рамках другого производства, была приговорена к условному сроку за посредничество в даче взяток Хвостову.

Рассмотрение уголовного дела в отношении бывшего заместителя губернатора Владимирской области по строительству продолжится 23 октября.